?

Log in

Курсы при ГЛК

Курсы при Греко-латинском кабинете

www: lingvoglk.ru

приглашают всех желающих на трехмесячный интенсивный курс французского языка (начальный уровень) – с 15 февраля по 15 мая 2012

занятия 3 раза в неделю по 2 акад. часа или 2 раза в неделю по 3 акад. часа (дни будут уточняться после набора групп)

запись по телефону:

8-916-552-11-41

e-mail: kursyglk@gmail.com

Участники семинара Греко-Латинского Кабинета по античной философии и литературе в связи с подготовкой к конференции Socratica III в Тренто (23-25 февраля 2012) решили заняться выяснением вопросов, связанных с самим термином «сократики» и понятием «сократическая философия».

Исходя из двух основных принципов работы семинара (1. Бытие есть – небытия нет, 2. Прежде чем выяснять каково нечто, нужно узнать, есть ли оно) участники семинара постарались также выяснить, верен ли принцип: «хоть горшком назови только в печь не сажай» для историко-философских исследований, в частности, можно ли применять термин «сократики» к интеллектуальным движениям эпохи конца 5 – первой половины 4 века. Прилагательное «sokratikoi» впервые употреблено Аристотелем (то есть едва ли раньше 350х гг.) для обозначения определенного вида литературных произведений: sokratikoi – logoi, а не ученики Сократа. Тем не менее, в традиционных изложениях истории философии вслед за софистами помещают раздел, посвященный Сократу и «сократикам». При этом создается впечатление, что софисты магически исчезают в 399 году, сразу после казни философа Сократа…

В связи с этим возникают следующие вопросы. Кто такие софисты, и какова была судьба софистического движения в первой половине четвертого века? Была ли у Сократа школа (кроме «мыслильни», изображенной Аристофаном)? Если никто не знал «сократиков» в начале четвертого века, то когда и в связи с чем появился этот термин как обозначение последователей Сократа?..

Но главным остается выяснение того, каковы были действительные процессы в интеллектуальной жизни греческого мира первой половины четвертого века? Существовали ли и что на самом деле представляли собой «философские школы» так называемых «сократиков» (Евклида, Федона, Аристиппа)? Как следует, исходя из исторических реалий четвертого века, интерпретировать термины «софист» и «философ»?

Участники семинара считают, что ответы на эти вопросы имеет большую важность для правильно понимания как данного периода истории греческой философии, так, в частности, и того, действительно ли «сократики» были неким промежуточным звеном между Сократом и Платоном и его учеником Аристотелем?

Из заданных вопросов далеко не все находят ответы в предлагаемых докладах, однако мы надеемся, что нам удалось провести некоторые общие установки, позволяющие найти принципиально верный подход к рассматриваемому периоду.

Вашему вниманию будут предложены следующие доклады:

1. Ю. А. Шичалин. Сократ-пифагореец – изобретение Платона?

2. А. В. Усачева. «Сократики» как адресаты эпидейктических речей Исократа (Против софистов, энкомий Елене, Бузирис).

3. О. В. Алиева. Сократический протрептик: в поисках жанра.

4. А. И. Золотухина. Критон-сократик: пример создания фиктивного представителя школы.

Семинар будет проходить в Центре античной и средневековой философии и науки ИФ РАН (директор Центра – доктор философских наук Валерий Валентинович Петров) 14 февраля в 14.00 (ауд. 516).

http://iph.ras.ru/amphas.htm

http://www.mgl.ru/main

ул. Волхонка 14

2 декабря 2011 года в 14 часов
в Актовом зале Классической гимназии при ГЛК
по адресу: Орлово-Давыдовский переулок, дом 5
состоялась премьера
МУЗЫКАЛЬНОГО ДЕЙСТВА
« РЕПЕТИЦИЯ ‘ДИДОНЫ’ »
 
Сценарий, музыкальная рамка и распевы латинских гексаметров – Ю. А. Шичалин
Аранжировка – Дмитрий Шичалин при участии Ярослава Станишевского
 
Исполняет хор учениц 9 класса Классической гимназии при ГЛК
под руководством Татьяны Юрьевны Ключевой
и ансамбль старинной музыки Pastime под руководством Дмитрия Ключева
1689 год. Уже знаменитый к тому времени английский композитор ирландского происхождения Генри Перселл по приглашению директора пансиона благородных девиц в Челси Джозайаса Приста пишет на сценарий модного либреттиста Нейума Тейта оперу «Дидона и Эней». Опера предназначалась для исполнения силами учениц пансиона, как раз читавших тогда Энеиду Вергилия…
Две дамы, поклонницы Перселла, узнав об этом, стремятся попасть в Челси на очередную репетицию. Перселл едет в Челси – дамы за ним.
Узнав о приезде Перселла и об очередной репетиции, девицы в восторге, но классные дамы намерены до репетиции вести обычные занятия: чтение по-латыни 1-й и 2-й песен Энеиды Вергилия…
Перселл заглядывает в класс, начинает читать Вергилия вместе с девицами, но скоро это ему наскучило, и он увлекает девиц на репетицию создаваемой оперы…
 
ГЕНРИ ПЕРСЕЛЛ «ДИДОНА и ЭНЕЙ»
 
№ 6: Fear no danger, № 8: Cupid only throws the dart, № 28: Come away fellow sailors, № 37: When I am laid in earth и заключительный хор № 38: With drooping wings, ye Cupids came, and scatter roses on her tomb…
 
Роли исполняют:
Две дамы – Анастасия Золотухина и Анна Усачева
Генри Перселл и Эней – Андрей Беличенко
Венера – Мария Ключева
Классная дама – Татьяна Рожкова
Классная дама и Дидона – Ольга Вдовина
Хор в составе:
Елизавета Бакуменко
Екатерина Княжева
Варвара Лундстрем (соло)
Полина Типцова
 
В танцах принимают участие ученики 5 класса
Постановка танцев – Анастасия Золотухинпа
Постановка живых картин – Е. Ф. Шичалина
Музыкальный руководитель спектакля
ТАТЬЯНА ЮРЬЕВНА КЛЮЧЕВА
 
«…музыкальная сторона действа была на исключительной высоте. С трудом верилось, что сольные номера и хоровые эпизоды исполняют не учащиеся музыкальных школ или училищ, а гимназисты. Пели они вдохновенно, очевидно влюбленные в свою Репетицию Дидоны». 
Профессор Московской консерватории, заслуженный деятель искусств России Елена Борисовна Долинская
.













VI. К РОДНИКАМ НАУКИ И КУЛЬТУРЫ - О НЕКОТОРЫХ УЧИТЕЛЯХ

Встречи с наукой 

На первом уроке химии учитель приветствовал нас громким салютом — зажигая газ в большой трубе и таким образом заставляя вылететь пробку. Следовали и другие фокусы: каким-то образом вода у него превращалась в вино, а вино — обратно — в воду. В конце урока учитель определил свою специальность следующим образом: «Химия — это взрывы, молнии да вонь». Позже этот «улыбающийся философ» — как бы новый Демокрит — нередко заставлял нас задумываться, говоря, например: «Что полагают азиаты о нас? Вероятно, что мы, сбрасывая на них атомные бомбы, учим их христианской любви». Когда один из нас попросил его объяснить «вкратце» теорию относительности, он ответил: «Это очень просто: доселе все думали, что дважды два — четыре. А вот приходит некий господин Эйнштейн и говорит: «Относительно, господа мои, относительно».Памятен мне и учитель физики, никогда не требовавший, чтобы мы брали что-либо на веру, но устраивавший для нас каждую неделю новый эксперимент. Он намекал на то, что при подготовке аппаратов, несомненно требовавшей много времени и труда, подчас и его маленькая дочка помогала ему, жертвуя свои игрушечные бруски. А потом, на уроке, он каждый раз трепетал — и мы вместе с ним, — окажутся ли результаты опыта достаточно точными, чтобы позволить вывести формулу? Этот способ преподавания был превосходной школой индуктивного метода и вообще научного мышления....

Гомер и Платон. Сильнее всех повлиял на наш класс учитель греческого, латыни и немецкого, доктор Людвиг. У старших учеников он слыл строгим, некогда его даже звали «тигром». Наше поколение ничего хищного в нем почти не замечало: только по понедельникам ученики, сидящие в правом ряду парт — весьма несправедливо прозвавшие сами себя «семью дураками», — иногда страдали от негодования нашего «великого мастера» на то, что воскресенью пришел конец. Тогда он внезапно вспоминал о деталях грамматики, которые обыкновенно замечал только в том случае, когда они касались толкования текста.
Он прекрасно владел греческим и латынью — пописывая даже на греческом письма, а на латинском — оды и эпиграммы. Однако он хотел дать ученикам больше, чем пресловутое «формальное образование». В нашем классе это удалось ему настолько хорошо, что каждый из нас — независимо от специальности, выбранной им, — по сей день приверженец классического образования. Как ни странно, параллельный класс (того же возраста) его не жаловал. Как только он начинал объяснять смысл текстов, там это называли «пением» и переставали его слушать.
После войны уроки происходили в зданиях других штутгартских школ (наша гимназия была совершенно разрушена). Каждый приносил с собой полено или брикет для отопления классной. Мы сидели в шубах и все-таки мерзли. Так мы встретились впервые с Антигоной Софокла: на последнем уроке года Людвиг прочел нам одну из замечательных хоровых песен этой трагедии. Мы почти ни слова не понимали, но были потрясены и гордились тем, что вот уже скоро сможем читать такие тексты.

Полностью эту главу можно почитать здесь: https://docs.google.com/viewer?a=v&pid=explorer&chrome=true&srcid=0B-h8BgEzMfb3OTdiNTdmMzItNjUxMS00MmVlLTkyNzQtYWVjYzUxNjBjODYw&hl=en_US

 07 июня в ИФ РАН состоялся международный семинар «Философия как духовное упражнение и образ жизни», посвященный памяти Пьера Адо (1922–2010) - почетного профессора Коллеж де Франс. Организаторами семинара выступили: Греко-Латинский Кабинет Ю. А. Шичалина, Центр античной и средневековой философии и науки ИФ РАН. Проведение семинара оказалось возможным благодаря поддержке Благотворительного Фонда Святителя Василия Великого.

Профессор Адо, философ, историк философии, один из ведущих специалистов по греческой философии, в частности, по позднему стоицизму и неоплатонизму. Начало знакомства русской аудитории с творчеством профессора Адо было положено благодаря переводу на русский язык его книги Плотин, или Простота взгляда, изданному издательством "Греко-Латинский Кабинет Ю. А. Шичалина" в 1991 г.








Программа семинара:

1. директор ИФ РАН, акад. А. А. Гусейнов. Приветствие участникам семинара

2. директор ЦАСФиН, д.ф.н. В. В. Петров. Вступительное слово

3. директор ГЛК, проф. Ю. А. Шичалин. Пьер Адо и его отношение к неоплатонизму и стоицизму

4. к.фил.н. Е. Ф. Шичалина. Из воспоминаний о встречах с Пьером Адо

5. Адриан Пагано. О Пьере Адо, моем деде

6. к.ф.н. С. В. Месяц (ИФ РАН). Книга Пьера Адо «Плотин и простота взгляда» в России

7. д.ф.н. В. В. Петров (ИФ РАН). Природа, покровы Исиды и океаническое чувство: несколько тем Пьера Адо

8. д.ф.н. В. П. Визгин (ИФ РАН). Пьер Адо и экзистенциальная философия

 Дорогие друзья,

в этом году мы издали книгу Леонарда Нефедова "Очерк итоговой философии".

20 декабря на презентации изданий 2010 года мы подробно расскажем об этой интересной и провокационной работе.
Сейчас предлагаем Вашему вниманию небольшое обращение к читателю, которым автор предваряет свою книгу, дабы "более подробно описать путь размышления об общей причине неудач в создании онтологий, теорий познания, антиметафизик и причине несовершенства теорий науки"
.

"Для создания итоговой философии и теории науки нет ничего важнее, как выяснение этих самых пределов, после которых достоверность деления на чисто определённую истину и ложь исчезает.

Наглядность является древнейшим и самым верным учителем человечества, но и его бедой в случае, когда это человечество доросло до такого уровня, при котором пытается определить единство мира и непротиворечивость нау-ки.

Общеинвариантное бесконечное означает простую вещь: нет такого явления, которое бы не означало основного закона существования… Общеинвариант-ное целое нельзя заключить в рамки, даже если речь идёт об алой розе или томике Шекспира с их совершенно определёнными пределами.

Всеобъемлющая истина не стоит в ряду чисто определённых опосредований. Она вытекает непосредственно из понятия реальности, из реальной безотно-сительности. Средств этой самой реальности вполне достаточно для этого. Нет ничего сложного в таком поиске, если реальность состоит из равенств и сама является тождеством этих равенств, неизменностей. Это и есть единст-венно возможное обоснование для выведения беспредпосылочной истины".

Познакомиться со всем текстом "Обращения к читателю" Леонарда Нефедова Вы можете по ссылке: narod.ru/disk/1437256001/%D0%9E%D0%B1%D1%80%D0%B0%D1%89%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5%20%D0%BA%20%D1%87%D0%B8%D1%82%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8E%2025%2010%202010%20%D0%9B.%20%D0%9D%D0%B5%D1%84%D0%B5%D0%B4%D0%BE%D0%B2.doc.html

20 декабря в 18.00 в Доме Русского Зарубежья им. А. Солженицына состоится презентация книг, вышедших в 2010 году.

В вечере примут участие:
настоятель храма Всех Святых в Красном Селе
протоиерей Артемий (Владимиров),
игумен Свято-Иоанно-Богословского монастыря
Паисий (Савосин),
заведующий кафедрой философии МГИМО
Алексей Викторович Шестопал,
историк искусства Виталий Егорович Сусленков и
Екатерина Сергеевна Шервинская-Дружинина.


Ведущий презентации директор ГЛК Юрий Анатольевич Шичалин.

Музыкальное сопровождение вечера будет осуществлять ансамбль средневековой музыки Avis Dei.

На презентации будут представлены книги:

1.«Камень Адама» игумена Паисия (Савосина).

2.«Очерк итоговой философии» Леонарда Нефедова.

3.«Поэт в 17 году» Жоржа Пуассона.

4.«В былой Москве» князя В. Н. Долгорукого.

5.«Полиник» Ю. А. Шичалина.



Справки по тел.: 8-963-766-03-94
 
Дорогие друзья

22 ноября в рамках Ежегодной богословской конференции в ПСТГУ состоится секция кафедры древних языков и древнехристианской письменности, посвященная 
ИНТЕРПРЕТАЦИИ СВЯЩЕННЫХ ТЕКСТОВ В ХРИСТИАНСКОМ БОГОСЛОВИИ И ПОЗДНЕАНТИЧНОЙ ФИЛОСОФИИ

Заседание начнется в 14.00 и будет проходить в Актовом зале ПСТГУ.

Руководитель секции: д. филос. н., к. филол. н. Ю. А. Шичалин

В программе следующие доклады:

Е. В. Зуева (ПСТГУ)
Сакральные и сакрализованные тексты в «Диалоге с Трифоном иудеем» св. Иустина Философа


Ф. Оффманн (Высшая школа практических исследований, Париж)
Классификация экзегетических жанров литературы по материалам Симпликия (VI в.)


О. В. Алиева (ПСТГУ)
Свт. Василий Великий о паренезе: библейские тексты в свете античной традиции


А. В. Усачева (ПСТГУ)
Термин πανήγυρις в Ветхом и Новом Заветах и христианской литературе IV века


А. В. Муравьев, к. и. н. (ИВИ РАН, МГУ)
Библейская цитата в «Письме к Патрикию» Филоксена Маббугского (Псевдо-Исаака Сирина)

Подробную программу можно скачать здесь: 
pstgu.ru/pic/dcontent/25613.p_body.programma_xxikonf.pdf



 Милостивые государи и государыни,

26 ноября в Греко-Латинском Кабинете состоится тематический вечер, посвященный эпохе Елизаветы I английской.
В рамках вечера мы планируем обсудить самые видные явления в литературе того времени, почитать фрагменты из наиболее приглянувшихся нам произведений, послушать музыку в исполнении ансамблей Avis Dei и Pastime, посмотреть небольшой спектакль на старо английском по комедии Шекспира "Сон в летнюю ночь"  и потанцевать любимые елизаветинские танцы.
Кроме того, помимо общего историко-литературного введения в елизаветинскую эпоху, мы планируем предложить вниманию гостей вечера "литературную мастерскую", на которой состоится обсуждение прозаических и поэтических переводов известных произведений Уильяма Шекспира, Джона Донна и Роберта Саутвелла, выполненных специально для нашего вечера.
Мы приглашаем всех желающих принять участие в литературной мастерской и предложить свои варианты интерпретаций следующих текстов:


Сонеты Шекспира:
2
When forty winters shall besiege thy brow,
And dig deep trenches in thy beauty's field,
Thy youth's proud livery so gazed on now,
Will be a tattered weed of small worth held:
Then being asked, where all thy beauty lies,
Where all the treasure of thy lusty days;
To say within thine own deep sunken eyes,
Were an all-eating shame, and thriftless praise.
How much more praise deserved thy beauty's use,
If thou couldst answer 'This fair child of mine
Shall sum my count, and make my old excuse'
Proving his beauty by succession thine.
This were to be new made when thou art old,
And see thy blood warm when thou feel'st it cold.

3
Look in thy glass and tell the face thou viewest,
Now is the time that face should form another,
Whose fresh repair if now thou not renewest,
Thou dost beguile the world, unbless some mother.
For where is she so fair whose uneared womb
Disdains the tillage of thy husbandry?
Or who is he so fond will be the tomb,
Of his self-love to stop posterity?
Thou art thy mother's glass and she in thee
Calls back the lovely April of her prime,
So thou through windows of thine age shalt see,
Despite of wrinkles this thy golden time.
But if thou live remembered not to be,
Die single and thine image dies with thee.

Сонеты Джона Донна:
7.
At the round earth's imagin'd corners, blow
Your trumpets, angels, and arise, arise
From death, you numberless infinities
Of souls, and to your scatter'd bodies go;
All whom the flood did, and fire shall o'erthrow,
All whom war, dearth, age, agues, tyrannies,
Despair, law, chance hath slain, and you whose eyes
Shall behold God and never taste death's woe.
But let them sleep, Lord, and me mourn a space,
For if above all these my sins abound,
'Tis late to ask abundance of thy grace
When we are there; here on this lowly ground
Teach me how to repent; for that's as good
As if thou'hadst seal'd my pardon with thy blood.

14.

Batter my heart, three-personed God, for you
As yet but knock, breathe, shine, and seek to mend;
That I may rise, and stand, o'erthrow me, and bend
Your force to break, blow, burn, and make me new.
I, like an usurped town, to another due,
Labour to admit you, but Oh, to no end.
Reason, your viceroy in me, me should defend,
But is captived, and proves weak or untrue.
Yet dearly I love you, and would be loved fain,
But am betrothed unto your enemy:
Divorce me, untie or break that knot again,
Take me to you, imprison me, for I,
Except you enthrall me, never shall be free,
Nor ever chaste, except you ravish me.

Джон Донн
The sun rising


BUSY old fool, unruly Sun,
Why dost thou thus,
Through windows, and through curtains, call on us ?
Must to thy motions lovers' seasons run ?
Saucy pedantic wretch, go chide
Late school-boys and sour prentices,
Go tell court-huntsmen that the king will ride,
Call country ants to harvest offices ;
Love, all alike, no season knows nor clime,
Nor hours, days, months, which are the rags of time.

Thy beams so reverend, and strong
Why shouldst thou think ?
I could eclipse and cloud them with a wink,
But that I would not lose her sight so long.
If her eyes have not blinded thine,
Look, and to-morrow late tell me,
Whether both th' Indias of spice and mine
Be where thou left'st them, or lie here with me.
Ask for those kings whom thou saw'st yesterday,
And thou shalt hear, "All here in one bed lay."

She's all states, and all princes I ;
Nothing else is ;
Princes do but play us ; compared to this,
All honour's mimic, all wealth alchemy.
Thou, Sun, art half as happy as we,
In that the world's contracted thus ;
Thine age asks ease, and since thy duties be
To warm the world, that's done in warming us.
Shine here to us, and thou art everywhere ;
This bed thy center is, these walls thy sphere.

Роберт Саутвелл
Times go by turnes


THE lopped tree in time may grow again,
Most naked plants renew both fruit and flower;
The sorriest wight may find release of pain,
The driest soil suck in some moistening shower.
Times go by turns, and chances change by course,
From foul to fair, from better hap to worse.

The sea of Fortune doth not ever flow,
She draws her favours to the lowest ebb.
Her tides hath equal times to come and go,
Her loom doth weave the fine and coarsest web.
No joy so great but runneth to an end,
No hap so hard but may in fine amend.

Not always fall of leaf, nor ever spring,
No endless night, yet not eternal day;
The saddest birds a season find to sing,
The roughest storm a calm may soon allay.
Thus, with succeeding turns, God tempereth all,
That man may hope to rise, yet fear to fall.

A chance may win that by mischance was lost;
The net, that holds no great, takes little fish;
In some things all, in all things none are crossed;
Few all they need, but none have all they wish.
Unmeddled joys here to no man befall;
Who least, hath some; who most, hath never all.




Gratias agimus


поздравление ГЛК от руководства и сотрудников кафедры классической филологии:

Georgii Sicalini et Musei Graeco-Latini annus iubilaeus
[Sep. 27th, 2010|09:02 pm]
QVOD BONVM FAVSTVM FELIX FORTVNATVMQVE SIT


Academiae Moscouiensis Elisabetanae Lomonosouianae Vtriusque Linguae Grammatici

Georgio SICALINO Anatolii f. Collegae Honoratissimo
salutem quam plurimam dicunt

atque VIGINTI ANNOS ab ipso in libris lexicisque quam maxime necessariis atque doctis mira cum cura edendis, scholis doctissimis praebendis, alumnis ad artes bonas instruendis PERACTOS

et SEXAGINTA ANNOS in studiis litterarum prouehendis, doctrina profundissima comparanda, humanitate quam latissime propaganda COMPLETOS,

DVPLICEM scilicet ANNVM IVBILAEVM, imo corde gratulantur exoptantque,

ut eadem qua soles strenuitate opera tua magnificentissima pergas, ut gymnasium tuum domusque editoria floreant, ut amicitiamque quae nobis tecum antiquitus insita est colas, praecipue uero ut ualetudine pancratica (cuius gratia Plato ille tuus nomen accepisse fertur) fruaris ac uigeas.

Pauci praeterea uersus amicitiae signum adiciuntur.

Iam omnes fines clauduntur imbribus atris:
instat hiems, Boreas gelidus bacchatur ab Arcto.
Vir tamen egregius apparuit luminis instar,
qui referet nobis Saturni regna refecta.

Iure etenim sortem nomenque accepit ab ortu:
munere nam agricolae doctrinae semina spargit.
Ter iam uicenos compleuit laboribus annos,
tertia pars quorum Musaeae dedita sedi.

O uir magne, tuum crescat felix opus illud
discipulique benigno praeceptore fruantur.
Semper honos nomenque tuum laudesque manebunt,
Semper tuos circum gratosque uidebis amicos.


Dabatur Moscouiae a.d. IX K. Oct

Оригинал: scatebranus.livejournal.com/13655.html

Profile

mgl_ru
Греко-латинский кабинет Ю.А. Шичалина
Museum Graeco-Latinum

Latest Month

February 2012
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
26272829   

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner